The Wolf's Sector.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Wolf's Sector. » Игровой архив » Посты


Посты

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

|||НАЧАЛО ИГРЫ|||

Черный комок шерсти, уже около часа без цели шатался по территориям стаи, частенько втягивал носом воздух, дабы не дать застать себя врасплох. Именно потому, когда малыш различил в воздухе не только приятный запах сосновых и лиственных деревьев, но и аромат состайника, Грим со всех лап бросился в совершенно противоположную сторону, пересек пару небольших оврагов, едва не свернул себе шею, когда споткнулся на кочках, и оставил несколько клочков темной шерсти на кустах ежевики, но спасся, вовсяком случае Вальд полагал, что именно спасся. От столь скоростной пробежки бока маленького каннибала тяжело вздымались и опускались, а сердце бешено стучало в груди, но это было не самым важным.
-Что-то сегодня их слишком много и чего им не сидится в овраге в тени деревьев, а? - пробубнил себе под нос Вальд и почти касаясь носом земли побрел вперед.
Такие прогулки были далеко нередкими для черного малыша, возможно, того, кто мало знает Гривальда подобное могло бы удивить, однако его состайники давно привыкли, что бывший одиночка, прибывший с молодой самкой в лагерь, давно ведет обособленный образ жизни, а любые попытки наладить с ним отношения всегда оканчивались неудачей. Именно по этой причине Вальд не играл сейчас со сверстниками на поляне, не шалил с остальными, с целью подпортить отдых взрослых и не сбегал из лагеря в поисках приключений. Что до последнего, он, конечно же, покидал лагерь, но неприятностей на свою задницу не находил, потому-то маленький каннибал до сегодняшнего дня, был жив-здоров. Но вернемся к нашему герою, что продолжал все это время перебирать еще не до конца окрепшими лапами, унося свое тельце в неведомые дали.
Ореховые глаза были прикрыты, потому-то щенок едва не поцеловался лбом с могучим дубом, что столь неожиданно вырос на пути Вальда. Щенок мало помалу начинал засыпать на ходу. Все же его молодому, растущему организму был необходим восьмичасовой сон, а он в лучшем случае спал лишь четыре, увы больше не было возможности да и желания тоже.
-Так болят лапы и хочется спать, однако, ммм, еще и живот урчит, ох, птицы на ветках так чудесно щебечут, - мысли путались и с каждой минутой, щенок все хуже контролировал себя, пока наконец. Вернее пока почти не погрузился в сон, но он был вынужден вернуться в серую реальность, ибо споткнувшись на каком-то камне больно ударился мордой о землю. Послышалось приглушенное шипение и ругань, сон, подобно пугливой пташке упорхнул, потому черношкурый перевернулся на спину и перевел свой взгляд на далекий и недосягаемый небосвод, на котором куда-то далеко уплывали белоснежные облака. Волчонок растянулся на траве, втянул носом воздух, убедился. что никого нет и полностью расслабившись, занялся любимым занятием.
-Стоит признаться, что я привык к этим территориям, знаю их просто прекрасно, тяжеловато будет, - на минуту волчонок замолчал, продолжая диалог с самим собой, а потом вновь заговорил, -но нет, это ведь опасно для них, да, я должен, - речь его определенно показалась бы бессмысленной, кому-то со стороны.

+1

2

Начало игры.
Деловитая рысца серой волчицы то и дело переходила на шаг; она принюхивалась, прикрывала глаза, а после совала морду то под куст, то в заросли трав, то втягивала воздух у очередной коряги. Ей было интересно, судя по всему, абсолютно всё; задумчиво и удивленно проводив вспорхнувших куропаток взглядом, хищница поспешила дальше, запечатлевая при этом в памяти разные мелочи, которые при первом взгляде казались абсолютно бессмысленными. Вот бабочка пролетела, вот за ней пташка бурая порхнула, а вон там на ветке белка стрекочет, ишь ругается... Мир был полон жизни, а потому волчицу нисколько не удивило, едва ей по носу аккуратно постучал гость - запах волка. Постояв мгновение, покрутив головой из стороны в сторону, путешественница решилась нарушить одиночество сиего зверя, который, похоже, был ей знаком.
Да, так и было: черный волчонок был частью Единой стаи, как и все волки, что проживали на всей это территории. Понимание того, что одиночка здесь встретиться пока не может, приносило какое-то странное удовлетворение в душу юной волчицы; она смело шла навстречу запаху, даже не представляя, что поведение её в данный момент чрезвычайно наивно и безответственно. Ну серьезно, никто не застрахован, мало ли!
- Э-эй! - воскликнула она ликующе, как бы говоря, что просто так теперь уж точно не отвяжется; этот комок шерсти был известен своей любовью к одиночеству, но серой было как-то немножко всё равно: с тактичностью, несмотря на все её старания, у неё таки были проблемы. Жизнерадостно скаля мелкие белые клыки, волчица вылетела к одинокому волчонку и пихнула его лапой, усаживаясь рядом.
- Чего ты тут... - она замолкла, пытаясь найти подходящее слово; как нашла - так просияла прямо вся, от кончика носа до кончика хвоста, - киснешь? Да-да! - с удовольствием повторила она, - киснешь!
Вспомнив внезапно, что она-то, как бы, старшая, исследовательница приняла важный вид, выпятила серую грудку и снисходительным, ласковым тоном заявила:
- Так и этим, как его, захмурышкой стать недолго.
Почему "захмурышкой" она сказать не могла. Просто вот... Легло слово на язык. Данная особа вообще редко думала, что именно она несет.

+1

3

Да начнется погром!
Нельзя сказать, что было жарко. Нельзя сказать, что было холодно. Было никак, совсем никак. Еще и солнечно. Нетушки, народ, меня сейчас стошнить, серьезно. Я готова ко многому, но точно не к такой скучной и надоедливой погоде, черт ее подери. Да, я еще та ворчунья. Иногда. Относительно. Вы меня поняли, короче.
Я шла быстрым шагом,  ступая по опавшей давно листве. Ее ж здесь никто не убирает, та и зачем? Пусть хрустит под лапами и отпугивает дичь, конечно. Что-то с настроением у меня сегодня не очень, господа и дамы.
Так-с, а это кто? Я прищурилась, смотря на две фигуры, одну мелкую, вторую большую, ну, относительно. По крайней мере, это точно не был зубр, хах. Я сделала пару шагов вперед, выйдя из деревьев на тропу. Под лапами перестало шелестеть и я оказалась на сухой земле. В воздух поднялись облачка пыли.
Ну, милочка, пора работать! Быть омегой и посмешищем. Это очень весело. Особенно высокомерные морды некоторых из моих состайников, хах.
Я села на землю, подняв еще немного пыли, и пару секунд смотрела на стоящих на растоянии пяти шагов волчицу и волчонка. А потом я зевнула, широко открыв пасть и подняв ее к небу. Там же я ее и закрыла, пару раз почавкав. А потом сделала удивленное лицо, посмотрев на это парочку, аля я вас, товарищи, не заметила.
- Приветики. - начала я, но пришлось прерваться на блох, скачущих у меня на ухе. БЫстро поставив их на место лапой, тобишь почесав своей задней свое ухо, я продолжила свою речь, - Чем маетесь? - я оглядела окрестности усталым взглядом, -Жарковато сегодня, не так ли?
Я стала ждать реакции обоих. Хах, будет весело.

+1

4

Взгляд ореховых глаз продолжал провожать белоснежные облачка, а сам щенок погрузившись в омут мыслей, что-то бормотал, покуда не был прерван. Он настолько позабыл обо всем, что голос волчицы прозвучавший прямо над его ухом, заставил вздрогнуть и подскочить, а когда кто-то коснулся его лапой, щенок едва сумел сдержать легкое рычание. Вальд еще не успел взять свои чувства под контроль, из приоткрытого рта вырвался разочарованный вздох, правда стоит упомянуть, что довольно тихий, однако Грим не удержался. Явившаяся на поляне волчица, несомненно входила в состав единой стаи, об этом оповестил Гримвальда его чуткий нос и парочка воспоминаний.
-Да, я определенно видел её, ошивающейся в лагере, - заключил Вальд.
Он поднял морду и двинулся в сторону от нарушительницы спокойствия. Её буйный нрав, эта энергия, которая буквально выплескивалась через край, отталкивала Вальда еще больше. Он сделал пару шагов назад, покуда не уперся спиной в дерево и продолжил молчать, да и собственно сказать что-либо возможности не было, ибо нарушительница спокойствия, так и окрестил черношкурый эту самку болтала без умолку, прерываясь лишь для того, чтобы подобрать подходящее слово. Однако самка все же договорила, но что ответить на слова состайницы, Вальд даже не знал.
Первой его мыслью было конечно же покинуть общество волчицы, понадеявшись на то, что она даже не запомнит его, но этот план никуда не годился, потому Вальд перевел ничего не выражающий взгляд ореховых глаз на нарушительницу спокойствия и произнес:
-Мне весело и хорошо, разве не видно? - голос его был тих.
Он хотел было добавить "проваливай", но окинув взглядом волчицу, заключил, что делать этого не стоит. Инстинкт самосохранения никогда не покидал его. Однако всем своим видом малыш показывал недовольство тем, что его покой нарушили.
А когда на "сцене" появился и третий участник, Гримвольд тихонько чертыхнулся, желая лишь об одном, стать частью того дерева, к которому он прислонялся спиной, раствориться в нем, однако реальность сурова. И черная волчица нетолько не собиралась уходить, но и, по-видимому, ожидала от них ответа.
-До этого момента наслаждался одиночеством, однако теперь вынужден отвечать на ваши вопросы, - опять же совсем негромко протянул Гримвальд, сощурившись.
Вероятно он был грубоват, но с появлением волчиц в этом месте, проснулся и голос, дремавший до этого момента. Его постоянный шепот раздражал и сбивал столку.
-Заткнись, - приказал второму себе Грим, а сам продолжал, подобно заклинанию твердить, одну фразу, -пожалуйста, убирайтесь.
Несмотря на то, что внешне волчонок выглядел весьма спокойно, однако он опустил голову и тяжело дышал. Запах живого мяса был восхитителен и от этого чувство отвращения и ненависти к самому себе лишь возрастало, с каждой минутой все больше и больше, а от последнего настроение становилось еще хуже. Внутренние напряжение почти достигло своего пика и малышу необходима была эмоциональная разрядка, возможности провести которую не было.
-Вдох, выдох, вдох, выдох. Гримвальд ты спокоен и расслаблен. Ты разумен, инстинкты не возьмут над тобою верх.

+1

5

Судя по всему, волчонку её пришествие, достаточно яркое и шумное, пришлось не по нраву. Чуткая по своей натуре, волчица на мгновение замерла, ощущая волны какого-то странного смятения и напряжения, которые разливались в воздухе. Но это ощущение как появилось, так и прошло; достаточно переменчивая в своих настроениях, юная исследовательница сих земель подскочила на месте, услышав бурчание черного волчонка. Нынешним летом волчат в стае было не так уж и много, так что серая вскоре вспомнила, как этого ворчуна звали и окликали взрослые.
- Грим! - она навострила уши и пару раз задорно облизнулась, - сегодня же Голодная Ночь, помнишь? Ты же должен со своими товарищами брюхо набивать, ведь голодать придется от заката до зари.
Волчица ощутила прилив невиданного доселе энтузиазма: она сама вспомнила свою первую голодную ночь, когда молодежь проверяется на выносливость. Помнится, тогда к утру в обморок всё-таки упало два или три волчонка, но она-то выдержала! Распушившись от удовольствия и светлых воспоминаний, она даже пропустила появление ещё одной личности на этой тропе. Эту особу она уже точно помнила: периодически наблюдала а ней, забавляясь и невольно её жалея. В этом гротеске, в этой её комичности было что-то невыносимо жалкое и грустное, такое, отчего сжималось сердце. Вот и сейчас, слушая её слова, слушая недовольные ответы волчонка, серая внезапно поняла, насколько ей жаль обоих. Помолчав мгновение, она внезапно достаточно серьезно вопросила:
- Может, поохотимся вместе? К границе сходим, - пауза, заискивающий, просящий взгляд на Вальда, - к реке, я имею ввиду. А то ночь голодать придется.
Волчица замолкла, внезапно растеряв весь свой пыл, осознав неожиданно, что она является той частичкой, той соломинкой, за которую могут ухватиться эти утопающие: изгой стаи и угрюмый, хранящий свои тайны, волчонок.

+1

6

Я проигнорировала речи волчонка. Они какие-то обидно и не двухсторонне намекающее, что  не свалить бы нам всем в девятый круг ада. Я воздержалась от комментариев, и чуствую, что это к лучшему.
- Грим! - сказала волчица, - сегодня же Голодная Ночь, помнишь? Ты же должен со своими товарищами брюхо набивать, ведь голодать придется от заката до зари
Сегодня что-о-о-о? Вот почему мне так не нравится этот день. Не в погоде дело, ага. "Просто" это еще одна Голодная Ночь.
Первый раз я упала в голодный обморок, будучи хрупким волчонком. Во второй раз я так нажралась гусениц и улиток, что я не чуствовала дискомфорта. Меня, правда, потом стошнило. Я сьела слишком много за малое количество времени, но кто же мог подумать!
А в этот раз я каким-то бесом забыла про значение сегоднешнего дня. Мельком глянув на свои покрытые бурой шерстью бока, я сглотнула. Но потом быстро успакоилась. Прошлый раз пережила, и этот переживу.
- Может, поохотимся вместе? К границе сходим, - начала серая волчица на полном серьезе. Для поддержания образа я опустила одно ухо и подняла другое. Получилось очень жалобное и недоумевающее личико, - к реке, я имею ввиду. А то ночь голодать придется.
Я задумалась. Дельное предложение, однако.
- Я с радостью! - с интузиазмом начала я. А потом до меня дошла одна неопровержимая вещица.
- Ток я, это, ну... - я опустила глаза в землю, - Не в ладах с охотой...

+2

7

"Тонкий" намек не был ни кем замечен или просто проигнорирован. Надежда с каждой секундой меркла, пока совсем не исчезла. Волчонок вздохнул, громко фыркнул и растянул губы в легкой ухмылке.
-Что же этого недостаточно? - ухмылка, что бродила на устах, превратилась в дьявольскую.
-Среди этой падали у меня нет товарищей, - заявил Гримвальд уже куда громче, -горстка гиен, сбившихся в кучку, неспособных позаботиться о себе. Вот они кто, - закончил Грим, в его голосе не слышалась злоба или отвращение, однако он говорил о своих состайниках, словно о каком-то мусоре.
Волчонок не боялся гнева, его также не пугало, что у окружающих сложится о нем плохое мнение, этого-то как раз и добивался Гримвальд.
Но тут светлая самка заговорила вновь, отчего щенок недовольно поморщился так, словно учуял запах гнили.
-Слишком много болтает, - твердо решил волчонок.
Но когда до него дошел смысл фразы, Грим немного опешил, буквально на долю секунду на морде его отразилось смятение, но черношкурый взял свои эмоции под контроль, хмыкнул и хотел уже было произнести, что охотиться со столь шумной особой и мешком с костями, как он мысленно назвал волчицу с черной шерстью, Вальд не намерен. Однако удержался и поразмыслив, решил, что предложение поохотиться недурно. Отчего мнение юнца столь быстро изменилось? Голос не унимался, продолжая шептать "убей", необходимо было утолить жажду. Если он вонзит клыки в тушку кролика, если ощутит в пасти металлический привкус крови, разорвет мягкое и нежное мясо, то зверь умолкнет. Пусть на час, но это было лучше чем ничего.
-Недурно, однако я могу и самостоятельно поохотиться. Так будет даже лучше. Или нет, хмм, я ведь могу повстречать кого-нибудь еще, определенно. Соглашусь, поохочусь и сбегу. Чудно, - решил волчонок и обратил свое внимание на омегу.
Её фраза вызвала легкий смешок. Два ореховых глаза устремились прямо на самку, а сам Грим произнес те слова, за которые ему определенно будет стыдно, но позже. Возможно, он даже отхватит пару пинков, а вместе с тем приобретет нового врага в лице этой волчицы.
-Никогда этого не понимал, если ничего не умеешь, почему бы не уйти из стаи? Если ты даже о себе позаботиться не можешь. Кому нужен балласт? - все это было сказано тем же безэмоциональным тоном.
Даже не дождавшись ответа, волчонок втянул воздух носом и двинулся по направлению к реке.
--->Пологий берег

+1

8

Волчица внезапно ощутила ответственность за этих двух неумех: омега только что сама призналась в своей беде, а волчонок явно не был мастером, тогда как сама серая была ловка и проворна, о чем она незамедлительно сообщила своим, да, теперь уже напарникам. Пока она шла в сторону реки, что несла свои мутные воды достаточно быстро даже в середине теплого сезона, волчица не затыкаясь разглагольствовала относительно всяких охотничьих хитростей: как ловить кролика, как ловить птицу, как убегать от злого медведя и не подавиться малиной. Правда, она замолкла несколько ошарашенно, услышав слова волчонка.
- Балласт... Стае и нужен, Грим, - словно маленькому, стала втолковывать волчица, - в этом и суть стаи: помоги ближнему. Видишь, её мы защищаем и кормим, а она... Она, - волчица смутилась, не в силах отыскать в голове мало-мальски полезную для общества функцию омеги, - ну, она нас развлекает. Правда же? - поспешно спросила она, обернувшись, чтобы видеть морду блохастой: вдруг обидела, а этого серая ну со-овсем не хотела.
- А нынче ночью, Грим, будет царствовать голод! Да-да, для тебя это первая такая ночь. Мы будем общаться и не брать в пасть ни кусочка... До полудня, наверное, - неуверенно закончила Пелагея, совершая очередной прыжок через какую-то корягу. Жизнь в ней, казалось, так и кипела: она не могла долго стоять на месте, поджидая своих спутников, ей приходилось постоянно перебирать лапами, словно пританцовывая: в ней чудилось какое-то нелепое нетерпение. Мир был полон красок, день - чудес и тайн, Пелагея торопилась взять от этого дня всё, что только можно, выжать, а потом, как ни прискорбно, бросить. При всём своем оптимизме, Пелагея была охоча до новых впечатлений, эмоций и чувств; устаревшее же её ни капли не интересовало.
Потому-то она и была так общительна: живые личности таили в себе много неизведанного; потянешьза одну ниточку - вытянешь еще сотню.
А тропа тем временем привела её к пологому берегу реки...

- Пологий берег.

+1

9

-Никогда этого не понимал, если ничего не умеешь, почему бы не уйти из стаи? Если ты даже о себе позаботиться не можешь. Кому нужен балласт?
Я разинула род от такой наглости! Нет, ну серьезно,т у этого маленького комка шерсти совесть нет? Или если я омега, то со мной можно вот так вот относиться? Правильно Швах говорил - вся эта стая какая-то ненормальная и не ставит нас не во что. При удобном случае надаю этому бурку пинков и блох, пусть будет знать, как тяжела моя жизнь! А для верности впихну этому Гриму в пасть личинок - приятного апетита, чтоб ты подавился!
- Балласт... Стае и нужен, Грим, - сказала Пелегея Гриму, словно тот был нечего не знающим оболтусом, - в этом и суть стаи: помоги ближнему. Видишь, её мы защищаем и кормим, а она... Она, - ну, что она? я заинтерисовано посмотрела на идущую впереди волчицу, - ну, она нас развлекает. Правда же?
Когда она оглянулась, я выдавила из себя улыбку. Но в глубине своих мыслей, я все уще мучила этого грубияна.
А если подумать, наша банда будет рада моему приходу! С куском мяса, хотя бы кролика! Давно я не ела свежего мяса. Личинки, бабочки, лягушки... это, конечно, вкусно и питательно, но желудок жадет настоящей еды! Чтоб черт побрал мой желудок, гусениц и улиток ему не хватает! Была бы моя воля, питалась бы одними насекомыми - их много и легко найти.
Именно так, рассуждая о своей не легкой жизни, я отправилась по следам Пелагеи и волчонка-хама.

-> Пологий берег.

0

10

Пережили

0


Вы здесь » The Wolf's Sector. » Игровой архив » Посты